Ошибка выживших (часть 1)

Ошибка выживших (часть 1)

19.07.17 Просмотры: 2118 Комментариев: 0


Заблуждение: Чтобы понять, как добиться успеха, нужно изучать истории успеха.

Истина: Если провал незаметен, то и разница между успехом и провалом не видна.


Однажды в Нью-Йорке, в квартире в паре кварталов от центра Гарлема, над деревьями, растущими вдоль улиц, и собаками, рвущимися с поводков, и беседами, оборванными на полуслове, чтобы избежать штрафа за парковку в неположенном месте, собралась группа ученых и составила уравнения, которые могли бы с одинаковым успехом как убить, так и спасти сотни тысяч человеческих жизней.

Люди, гулявшие по той же улице, и не подозревали, что четырьмя этажами выше кипит работа, которая могла склонить чашу весов мировой войны, в то время как секретные агенты Соединенных штатов, солдаты арифметики, вступили в статистическую битву. Открывая свои зонтики и закуривая сигареты, люди не могли знать также и о том, что в квартире с видом на «Морнингсайд Хайтс» [Morningside Heights] один из солдат играючи уберег Вооруженные силы США от одной неописуемо глупой ошибки. Благодаря ему мы теперь живы и не разговариваем на немецком языке, а, между прочим, такую ошибку делает каждый из вас каждый день.

Ради возможности работать вместе эти мастера математики перевезли сюда свои семьи, некоторые даже прилетели с той стороны океана. Пока они распаковывали свои вещи, в театрах их родных городов афишу «Гражданин Кейн» заменила афиша «Касабланка», а газеты, в которые они заворачивали свои тарелки и рамки для фото, все ещё пестрели статьями, посвященным событиям Перл-Харбора. Многие из них не бросили свои должности в университетах. Другие отказались от такой работы, чтобы иметь возможность полностью отдаться своим мыслям в командах, работающих на вооруженные силы, и не распыляться ни на какие другие обязательства, кроме как вечером зачекиниться дома на кухне и закинуть в себя еды для работы головного мозга. Все они оставили свои работы и бросились на военную службу, чтобы помочь победить Гитлера, но не ружьями и мускулами, а интегралами и экспонентами.

Эти люди — все, как один, потенциальные Нобелевские лауреаты — были собраны по приказу Белого дома в так называемую «Группу Статистических Исследований». ГСИ была открыта при Колумбийском университете и занималась, в основном, статистическим анализом. Вычислительный блок Филадельфии, состоящий исключительно из женщин-математиков, по шесть дней в неделю корпел в Университете Пенсильвании над баллистическими таблицами. В Гарварде, Принстоне, Брауне и других университетах тоже работали группы, с другими специализациями, всего их было 11, каждая возглавляла направление, созданное правительством для победы над странами Оси. Все вместе они носили название Департамент военной математики.

Ну, на самом деле, они не назывались так грозно и соблазнительно. Вообще-то у них было название поскучнее: Комитет прикладной математики, но работали они так, словно это был департамент военной математики.

0.jpegДепартамент, ээ, ладно, ладно, Комитет, был создан, потому что Соединенные штаты нуждались в помощи. Огромная волна новых технологий захлестнула повседневную жизнь, и те чудеса, которые раньше собирали огромные толпы людей на Всемирной ярмарке, теперь никого не удивляли. Числа и переменные теперь участвовали в значительно более сложных сценариях, которые не решишь так просто с помощью карты и бинокля. Вооруженные силы поняли, что перед ними проблема, которая ещё не вставала ни перед одним солдатом. Для таких вещей, как ракеты, РЛ посты и авианосцы, ещё даже не придумали оптимальные способы управления. Самые продвинутые вычислительные устройства на тот момент представляли собой неуклюжие эксперименты из телефонных коммутаторов или электронных трубок. Калькулятор был похож на уродливый плод любви старомодной печатной машинки и допотопного кассового аппарата. Чтобы решить возникшие проблемы современного военного искусства, вам бы понадобился мощный компьютер, а самые мощные компьютеры того времени работали на кофе и бутербродах.

Вот как все происходило: где-то глубоко в механизмах страшной машины войны военачальник сталкивался с какими-либо проблемами. Он отправлял рапорт о ней начальнику Комитета, который перенаправлял задание той группе, которая, по его мнению, могла бы справиться с ним наилучшим возможным образом. Ученые из этой группы ехали в Вашингтон и встречались с высшим военным руководством и их советниками и объясняли им свое видение решения данной проблемы. Это типа как позвонить в техподдержку, только ты звонишь гениям вычислительной техники, которые впоследствии изобрели новый способ понимания мира через призму математики, и этот способ был найден ими при попытке выиграть мировую битву за контроль над всей планетой.

Например, Военно-морской флот очень хотел знать наилучшую траекторию торпед против больших кораблей противника. Все, что они могли сделать, — это предоставить ряд снятых второпях, размытых черно-белых фотографий поворачивающих японских военных судов. Комитет передал эти фотки на обработку в центральную ЭВМ (вы же понимаете, что в те времена центральная ЭВМ состояла из плоти и крови), которая искала оптимальное решение. Военные математики выдавали решение почти сразу же, как видели описание проблемы. Как они объяснили ВМФ, лорд Кельвин изобрел расчеты ещё в 1887 году. Вот посмотрите на форму этих волн, они расходятся, как распускающийся лист папоротника. Расстояния между волнами несут всю необходимую информацию, всё ясно как божий день. Необходимо рассчитать расстояние между гребнями, и вы получите значение скорости, с которой движется судно. Лорд Кельвин не предусмотрел, разумеется, что делать в случае поворачивающих японских судов, но это ничего страшного, говорили они. И математики писали в тетрадях и чертили на досках, пока они не изучали проблему досконально и не находили решения. Затем они измерили параметры волн от настоящих кораблей и убедились, что их расчеты верны. В арсенале военно-морского флота появился новый скил: возможность запустить торпеды точно в цель по поворачивающему кораблю на основании одной только формы волн за кораблем.

Преданность математических солдат возрастала одновременно с тем, как война становилась все кровавее, и они понимали, что от расчетов, которыми они заполняли секретные доски и охраняемые клочки бумаги, зависело, кто вернется домой к семье, а кто — нет. Ведущие умы всех научных дисциплин охотно присоединялись к битве, и хотя современные учебники посвящают пару параграфов только работе расшифровщиков и создателям атомной бомбы, на самом деле существовало много групп ученых, истории о которых никогда не попадали в заголовки газет, потому что итогом их труда были уравнения, используемые для военных действий. Одна такая история чуть не была забыта навсегда. Это история про выдающегося статистика по имени Абрахам Вальд, который спас неисчисляемое число жизней, предотвратив группу военачальников от совершения обычной человеческой ошибки, ошибки, которую каждый из вас делает каждый божий день.

Коллеги описывали Вальда как мягкого и доброго человека, гения, не имеющего равных в его области знаний. Один из его коллег сказал, что Вальд «произвел решительный поворот в методе и цели» социальных наук. Вальд родился в Венгрии в 1902 году на кусочке земли, который позже стал принадлежать Румынии. Сын еврейского булочника, Вальд провел все свое детство, изучая уравнения, и наконец пробился через академические тернии и стал выпускником Университета Вены, где его учителем и ментором был сам Карл Менгер, знаменитый математик. Он был из тех студентов, которые делают предложения по улучшению книг, по которым учатся, и следят, чтобы их предложения были учтены в новых редакциях. Его наставник знакомил Вальда с проблемами, над которыми ломали головы эксперты этой научной области, например, стохастические разностные уравнения и промежуточность между тернарными отношениями в метрическом пространстве. Мало того, что Вальд возвращал задачки решенными в течение месяца или типа того, так он ещё вежливо просил прислать ему ещё таких же. По мере того как он изучал науку вероятности и статистику, его имя стало известным математикам Соединенных штатов, и в конце концов он улетел в США в 1938 году, неохотно, из-за возраставшей угрозы нацистов. Вся его семья, кроме единственного брата, позже погибла в концлагере Аушвитц.

Вскоре после того как Вальд переехал в Соединенные штаты, он примкнул к Комитету прикладной математики и приступил к работе вместе с командой Колумбийского университета в той самой квартире с видом на Гарлем. Его группа выискивала закономерности и применяла статистические методы к проблемам и ситуациями, которые были слишком большие и объемные для военачальников, чтобы справиться с ними самостоятельно. Они превращали геометрию воздушного боя в графики и схемы, рассчитывали степень успеха бомбардировочных прицелов и различных тактических приемов. Чем дольше длилась война, тем больше их внимание стало приковано к ключевой проблеме войны: удержать самолеты в небе.

В годы Второй мировой шансы экипажа бомбардировщика выжить в военной операции были такие же, как подбросить монетку и выкинуть решку. На секундочку представьте себя любым членом экипажа бомбардировщика на войне: вы часами летаете над страной, в которой каждый мечтает вас убить, болтаетесь посреди неба, вас видно откуда угодно, вы уязвимы с любого направления, снизу и сверху, на вас летят потоки огня зенитной артиллерии, чтобы сбить вас. «Живые трупы», — вот как описал историк Кевин Вильсон [Kevin Wilson] всех пилотов Второй мировой. Они были готовы умереть, так как шансы уцелеть при бомбардировке были такие же, как пробежать через футбольное поле, кишащее разъяренными осами, и не получить ни одного укуса. Один раз, может, и получится, но если бегать туда-сюда постоянно, никакой удачи не хватит, чтобы защитить вас. Любое преимущество, которое могли бы придумать математики, самое крошечное, могло бы дать огромную разницу день за днем, операция за операцией.

Высшее руководство прибегло к той же схеме, что и в случае с торпедами: предоставило все известные им сведения Комитету, и эта проблема была поставлена перед Вальдом и его командой. Как, спрашивала Авиация сухопутных войск, как можно увеличить процент возвращающихся бомбардировщиков. Военные инженеры объясняли, что бомбардировщикам союзников не помешало бы больше брони, но наземный экипаж не мог обшить самолеты, как танки, они бы просто не взлетели. Тогда командиры попросили определить оптимальные места, чтобы добавить броню только туда. Именно тогда Вальд предотвратил грубейшую ошибку, которую чуть было не совершили Вооруженные силы, став жертвой «ошибки выживших» — ошибки восприятия, которая полностью бы изменила ход истории, если бы осталась незамеченной и неисправленной. Посмотрим, сможете ли вы её заметить.

Военные осмотрели бомбардировщики, сумевшие вернуться с вражеской территории. Они отметили все места, в которых самолеты были повреждены больше всего. Осматривая один самолет за другим, они замечали, что, в основном, больше всего дыр от пуль было вдоль крыльев, возле стрелка хвостовой стрелково-пушечной установки и по центру нижней части корпуса. Отлично. Крылья. Корпус. Хвост. Учитывая эту информацию, где бы вы поставили допброню? Разумеется, командующие решили добавить брони там, где увидели наибольший ущерб — где было больше всего дыр от пуль. Но Вальд сказал, что это будет абсолютно неправильно. Установка дополнительной брони в этих местах вообще не улучшит их шансы.

Понимаете, почему это глупая затея? Ошибка, которую Вальд заметил моментально, состоит в том, что дыры от пуль показали сильные места бомбардировщика. Они показали, куда можно попасть так, что при этом самолет останется достаточно целым, чтобы вернуться домой. В конце концов, это всего лишь пулевые отверстия, и все. Здесь не нужна дополнительная броня, раз хватает и стандартной, а вот места, где нет следов от пуль, не помешает защитить получше. Вальд сказал: «Ищите места, где уцелевшие бомбардировщики не повреждены. Это самые уязвимые места. Они вернулись только потому, что туда не попали».

Итак, Вальд учел ошибку выживших и приступил к вычислениям, какой уровень повреждения может выдержать каждая часть самолета до полного разрушения самолета: двигатель, закрылки, пилот, стабилизаторы и пр., а затем при помощи кучи сложных уравнений он показал командующим, с какой вероятностью среднестатистический бомбардировщик получит повреждения в этих местах при обычной военной операции в зависимости от силы сопротивления противника. Эти расчеты используются по сей день.

У военных была вся доступная информация, на кону была судьба страны, но все равно главнокомандующие не смогли заметить ошибку в своей логике. Столько самолетов было бы зря усилено броней, если бы не вмешательство одного человека.

Сейчас перед вами должен возникнуть вопрос. Если главнокомандующие Вооруженных сил Соединенных штатов Америки допустили такую простую и глупую ошибку при решении такого важного вопроса из-за ошибки выживших, как вы думаете, влияет ли ошибка выживших на мно-о-ожество повседневных решений, которые вы принимаете? Как вы понимаете, ответ: да. Постоянно.

Грубо говоря, ошибка выживших — это склонность фокусироваться на выживших, а не на погибших, в зависимости от ситуации. Это значит, ориентироваться на живых вместо умерших, на победителях вместо проигравших, на успехи вместо неудач. В случае с Вальдом военные обращали внимание только на самолеты, вернувшиеся на базу, и чуть было не совершили чудовищную ошибку, потому что не учли самолеты, оставшиеся на поле сражения.

Так значительно проще. Если после какого-то процесса есть «выжившие», то значит «невыжившие», которые, как правило, уничтожены, забыты или убраны с глаз долой. Как только провал становится невидимым, вы, разумеется, значительно пристальней смотрите на успешные исходы. Мало того, что вы даже не замечаете, что отсутствующая часть может иметь важность, так часто вы вообще не замечаете, что что-то отсутствует.

Каждый раз, когда вы делите мир на победителей и проигравших, везунчиков и неудачников, живых и мертвых, вы должны держать в голове, что, уделяя много внимания одной стороне, вы игнорируете вторую. Если вы решили открыть ресторан в своем городе, исходя из факта, что в нем много прибыльных ресторанов, вы проигнорировали, что вы видите только уцелевшие, ставшие успешными рестораны, выжившие в конкурентной борьбе. Может быть, 90% всех открытых заведений в вашем городе разорилось за первый год. Но вы этого не знаете, потому что для вас их не существует. Как писал Нассим Талеб в своей книге «Черный лебедь», «на кладбище закрытых ресторанов очень тихо». Разумеется, выживают самые лучшие и самые удачливые, поэтому те рестораны, которые выжили в этой зверской среде, выглядят и являются очень успешными. Вы смотрите на них изо дня в день и думаете, что это свидетельство легкости и прибыльности ресторанного дела, хотя на самом деле перед вами тайный знак свыше и написано на нем: беги отсюда.

Ошибка выживших заставляет вас тянуться за гуру диетологии, директорами знаменитых компаний и звездами спорта. Очень тяжело избежать этого непреодолимого желания разобрать успех на кусочки и, как сорока, утащить оттуда все самое блестящее в свое гнездо. Вы смотрите на светлую сторону успеха в поисках подсказок, как вам лучше жить, как справиться с теми силами, которые вам противостоят. Все любят публичные выступления людей, которые представляют собой редкие примеры, как они превозмогли превратности судьбы и выжили всему вопреки. Жалко только, вы нечасто выносите из этих вдохновляющих речей рекомендации касательно того, чего НЕ делать, а чего избегать. Потому что обычно авторы этих речей тупо этого не знают.

Подобная информация теряется вместе с людьми, которые не смогли победить обстоятельства, которые не попали на обложку. Таких людей никто не зовет выступать на вручениях дипломов, и инаугурациях. Актеры, переехавшие из Луизианы в Лос-Анджелес и вернувшиеся домой несолоно хлебавши через два года, не сидят потом с Джеймсом Липтоном и не смотрят свои оскароносные фильмы, в то время как студенты жадно глотают каждое их слово, как источник святой мудрости.

Короче говоря, советы дают только выжившие. Как пишет психолог Даниель Канеман в своей книге «Думать быстро и медленно», «если глупое решение привело к успеху, потом оно вспоминается как гениальное». Все действия компаний типа «Майкрософт», или «Гугл», или «Эппл», которые мы видим — это как дырки от пуль на крыльях самолетов. Никто не помнит про тех, кто упал на вражеской земле, получив слишком серьезные повреждения. Канеман говорит, что перед тем как начать повторять историю известной компании, стоит вернуться в те времена, когда компания только зарождалась, и спросить себя, были ли последствия принятых решений предсказуемыми. Если нет, то, скорее всего, то, что вам теперь кажется последовательной стратегией, на самом деле является совокупностью хаотичных действий. Вывод, который делает Канеман, звучит так: «Если собрать все истории успеха вместе и пристально на них посмотреть, вы поймете, что общего у них только одно: им лихо подфартило».

Если вы рассматриваете свою жизнь, как азартную игру, где на всё воля случая, тогда, как пишет Барнаби Джеймс, инженер «Гугл», в своем блоге, «мастерство позволит вам поставить больше фишек на поле, но это ещё не гарантия успеха». Таким образом, он пытается предупредить вас от советов успешных людей. Предприниматель Джейсон Коэн, описывая ошибку выживших, замечает, что, так как мы не можем вернуться в прошлое и открыть 20 одинаковых «Старбаксов» по всей планете, то мы никогда и не узнаем, обусловлена ли моментальная популярность сети правильным выбором бизнес-модели или чем-то совершенно случайным, совершенно не входящим в компетенцию дишизнмейкеров. Из этого неплохо было бы вам сделать вывод, что к книгам, обещающим снабдить вас эффективными советами бывалых, как выиграть в игре под названием жизнь, следует относиться с большим скепсисом.

Наверное, вы думаете, что это очень удручающе — понимать, что своим успехом такие люди больше всего обязаны госпоже удаче, но вообще-то это может вас расстроить только в том случае, если вы рассматриваете удачу как некоторый вид магии. Снимите-ка свои очки суеверия и получше присмотритесь вот к чему: свежие психологические исследования показывают, что удача является просто неудачно названным феноменом. Это не сила, не милость богов, не заклинание лесного народца, а вполне измеряемая отдача от совокупности предсказуемых действий. Случайность, шанс и суетливый хаос реальности почти невозможно предсказать или приручить, но удача — это нечто принципиально иное. Если верить психологу Ричарду Вайзману, удача — в том числе и неудача — это нечто, что мы называем результатами осознанного обращения человеческих существ со случайностями, просто некоторые люди ладят с ними лучше, чем другие.

В течение 10 долгих лет Вайзман следил за ходом жизни 400 испытуемых разных возрастов и профессий. Он нашел их по объявлению в газетах, в которых он просил обратиться к нему тем людям, которые считают себя либо баловнями судьбы, либо полными неудачниками. Они вели дневник и выполняли тесты, а также описывали Вайзману свою жизнь в интервью и отчетах. В одном исследовании Вайзман попросил испытуемых просмотреть газету и посчитать количество иллюстраций в ней. Люди, которые сами себя считали неудачниками, потратили на это задание две минуты. Люди, которые считали себя везучими засранцами, в среднем потратили несколько секунд. На второй странице газеты Вайзман вставил блок текста, в котором огромными жирными буквами было написано: «Дальше не считай, тут 43 картинки». Немножко дальше был вставлен второй кусок текста, который сообщал: «Скажи профессору, что видел меня, и получишь 250$». Люди, считавшие себя неудачниками, не заметили ни одного из этих посланий.

Вайзман утверждал, что то, что мы называем удачей, на самом деле просто паттерн действий, который объединяет стиль восприятия и обращения с событиями и людьми, встречающимися вам на жизненном пути. Он заметил, что у «неудачников» слишком узкий фокус внимания. Они помешаны на безопасности и очень тревожны: вместо того, чтобы резвиться, как дельфин, в море случайного выбора, они зацикливаются на контролировании происходящего, выискивая что-то конкретное. В результате они профукивают множество возможностей, мирно проплывающих мимо. «Везунчики» постоянно меняют ход своих обычных действий и высматривают что-то новое. Вайзман заметил, что люди, считавшие себя удачливыми и, по сути, продемонстрировавшие большую везучесть на протяжении 10 лет, чаще оказывались в ситуациях, в которых что угодно могло произойти с бОльшей долей вероятности. таким образом, они увеличивали свой шанс на удачу, чего «неудачники» не делали. «Везунчики» больше пробовали, чаще ошибались, но если они ошибались, то быстро вставали, отряхивались и продолжали пробовать. В конце концов, всё у них получалось.

В своем интервью журналу «Скептикал Инквайерер» [Sceptical Inquirer] Вайзман сравнил такое поведение со сбором урожая яблок в саду. Если представить себе, что таким двум типам людей дали корзинку и попросили собрать как можно больше яблок, то получится, что «неудачники» — это те, кто все время ходит по одним и тем же местам и в итоге с каждым разом набирают всё меньше, а «удачники» — это которые никогда не возвращаются в то же место и их корзинки всегда полны. В этой метафоре под яблоками понимается жизненный опыт. Если представить, что небольшое количество такого опыта ведет к славе, удаче, богатствам или какому-нибудь иному виду счастья, материальному или духовному, то легко заметить, что везение — не такое уж страшное, как сначала кажется. Главное — научиться с ним обращаться.

«Чем сильнее они искали, тем больше они пропускали. То же самое с удачей: неудачливые люди упускают счастливые возможности, потому что они их не ищут, а сфокусированы на что-то другое. На вечеринку они идут в поисках идеального партнера и упускают возможность найти хороших друзей. В газетах они ищут одну конкретную вакансию и не замечают кучи других типов работ. Удачливые люди более расслабленные и открытые, и в итоге они получают то, что искали.» — Ричард Вайзман для журнала «Скептикал Инквайерер» [Sceptical Inquirer].

Ошибка выживших замораживает ваш мозг в состоянии полного игнора, находясь в котором можно вообразить себе, что успех — обычное дело, и встречается чаще, чем может показаться. Таким образом, вы делаете вывод, что успеха достичь проще простого. Такой чудовищно неточный вывод из реальных фактов у вас получается благодаря тому, что крошечное количество выживших вы принимаете за значимую часть от общего количества всех начавших забег.


Продолжение тут https://websmart.center/article/183


Поделиться в соцсетях



КОММЕНТАРИИ


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ


Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.
Чтобы оставить комментарий Вам необходимо войти в систему либо зарегистрироваться


Зарегистрироваться Войти